Происшествия

30 лет назад в Ферганской долине произошла резня. Так рухнул миф о дружбе народов в СССР

30 лет назад в Ферганской области Узбекской ССР произошли страшные события, известные сегодня как Ферганская резня. В ходе погромов, которые учинили местные узбеки, с особой жестокостью были убиты десятки турок-месхетинцев, а число пострадавших точно установить не удалось. В сталинские времена этот народ депортировали из Грузии, долгое время переселенцы мирно уживались с коренным населением. Все началось внезапно, и даже теперь, по прошествии трех десятков лет, никто не может с уверенностью сказать, что стало причиной. Убийцы не жалели ни мужчин, ни женщин, а вмешательство властей привело к новым жертвам. «Лента.ру» поговорила с очевидцами тех событий и сравнила их воспоминания с официальной версией и альтернативными, больше напоминающими теорию заговора.

От клубники до вмешательства Запада

Все началось из-за клубники. Турок-месхетинец хотел купить ягод на базаре в Коканде, но возмутился дороговизной. В завышении цены он обвинил продавщицу-узбечку, и начался скандал. За женщину сначала вступился ее родственник, а потом и все местные узбеки. Турки тоже не оставили своего соплеменника без поддержки: ссора переросла в драку и поножовщину.

Не исключено, что все так и было. Порой самая банальная версия оказывается ближе всего к истине. Вот только истину тогда никто не спешил устанавливать — СССР трещал по швам, и московскому руководству было не до национальных окраин. А местные власти тем более не горели желанием вскрывать собственные недоработки. Клубничная версия была всем удобна и стала официальной. Ее лично донес до общественности секретарь ЦК Компартии Узбекской ССР Рафик Нишанов.

Но было и много других. Их можно разделить на четыре категории: «бытовой конфликт», «криминальные разборки», «провокация националистов» и «заговор». Бытовая версия не сильно отличается от официальной, и суть ее в том, что турки-месхетинцы нанесли оскорбление узбекам и даже поставили под сомнение их авторитет в Ферганской долине. Началась драка, которая вскоре переросла в массовое избиение. Криминальная версия схожа с бытовой, но с той лишь разницей, что конфликт изначально возник между криминальными авторитетами и преступными группировками, которые спровоцировали межнациональные столкновения, чтобы отвлечь внимание от своих разборок.

Но самой популярной на сегодняшний день остается версия заговора. Согласно ей, за погромами стоят советские спецслужбы, которые якобы были заинтересованы в развале страны. Чтобы ускорить его, они и спровоцировали конфликт на окраине. Впрочем, несколько лет назад теория заговора пополнилась новой версией. «За погромами в Фергане стоял Запад», — всерьез заявил «Ленте.ру» очевидец тех событий Бахром Умаров. В качестве аргументов мужчина, которому в 1989 году было всего 11 лет, привел воспоминания своих родителей и соседей, пострадавших во время тех событий.

«Мы — братские народы. Нам нечего было делить. Но все началось очень неожиданно, поэтому многие и решили — это проделки КГБ. А потом СССР рухнул. И вот в этом, как сейчас говорят на Первом канале, заинтересованы были США. Значит, американцы вполне могли спровоцировать и ферганские погромы, чтобы ускорить развал Союза», — рассуждает мужчина.

А еще опрошенные «Лентой.ру» очевидцы говорили, что за беспорядками могли стоять националистические группировки, которые в предвкушении скорого распада Союза решили выдавить из Узбекистана всех инородцев. В частности, говорили о сторонниках запрещенной сейчас в республике партии «Бирлик». Вот только изначально узбеки хотели изгнать русских, просто в последний момент они якобы испугались, что Москва встанет на защиту «своих». Тогда решили начать с самого незащищенного меньшинства. А в том, что таким меньшинством были именно месхетинцы, — нет никаких сомнений.

Чужой народ

Своей родиной этот народ считает Месхетию — так называлась одна из южных областей Грузии. Сегодня эти территории соответствуют трем грузинским районам — Адигенскому, Ахалцихскому и Аспиндзскому. Сильное влияние на жителей Месхетии оказывала соседняя Турция. Даже родным языком жители этой историко-культурной области считают турецкий, много общего можно заметить в культуре, традициях и обычаях этих двух этносов, у них одна религия — суннитский извод ислама.

В Узбекистане они оказались по воле Сталина. Он считал населявших Месхетию мусульман неблагонадежным народом, связанным с соседней Турцией. Однако Стамбул игнорировал их схожесть с основным населением и не считал месхетинцев своими, апеллируя к тому, что здешние сунниты — все же субэтнос грузин, и влияние Кавказа на его самобытность перевешивает турецкое.

ТАСС

Примечательно, что и Грузия не считает месхетинских турок своими. Логика схожа с турецкой: грузины православные, а население Месхетии — мусульмане, при этом влияние турецкой культуры на них очевидно. Негодование Тбилиси вызывает даже термин «месхи», или «месхетинцы». Историки утверждают, что в том регионе проживали не только мусульмане, но и православные грузины, поэтому называть и тех, и других единым термином, который указывает лишь на принадлежность к исторической области, некорректно.

Нет единства по поводу правильного названия своего этноса и среди самих месхетинцев. Кто-то считает себя потомками этнических турок, многие все же полагают, что их народ ведет начало от грузин, принявших ислам. В беседах с «Лентой.ру» некоторые просили называть их «месхетинскими турками», других вполне устраивал термин «турки-месхетинцы». Были и те, кто считал наиболее корректным термин «турки-ахыска» — по названию области Грузии, где издревле проживало большинство представителей этого народа.

Первая кровь

Жителей Ферганской долины долгие годы совершенно не беспокоили новые соседи и их этническая принадлежность. Вспоминая свое детство, узбек Бахром Умаров говорит, что конфликты между ними если и происходили, то незначительные, бытовые. «Я жил в одном из городов Ферганской области — Коканде. Мы никогда не различали, кто узбек, кто месхетинец, а кто русский. Узбекистан всегда был многонациональной страной, и у нас не было своих или чужих наций. Мы, узбеки, всегда понимали, что турки, как и мы, мусульмане. У нас схожие языки, обычаи», — объясняет мужчина.

В день, когда начались массовые беспорядки, он с отцом ехал в Маргилан. Вдруг прямо под колеса автомобиля бросилась толпа людей, вооруженных лопатами, камнями и кетменями. Они приказали отцу Умарова остановить машину, но тот сильно испугался за сына и, напротив, резко нажал на газ. Окольными путями они все же смогли скрыться от погромщиков. И только вечером поняли, что произошло — настолько внезапно развивались события.

«Соседи-месхетинцы пришли к нам домой и со слезами просили, чтобы мы спрятали их от толпы. Они и рассказали, что узбеки пошли против них. Мы были в шоке, но, конечно же, спрятали. Потом родителям рассказали, что стычки начались из-за изнасилования месхетинцами узбекской девушки. Но проверить информацию никто не мог. Все поверили слухам, и началась резня», — рассказывает он.

РИА Новости

Отабек Бахрамов, проживший в Ферганской области всю жизнь, хорошо помнит те события. Он признает, что стычки сперва затевали узбеки, но считает провокаторами другую сторону. «Турки-месхетинцы — не самый простой народ в быту. После смерти Сталина они стали позволять себе слишком много. Задирали узбекских парней, пугали наших девушек. Хотели, чтобы узбеки были у них на побегушках, а они бы только управляли. И так вся торговля была у них в руках. Узбеков это всегда раздражало, но они боялись реакции Москвы. Когда грянула перестройка, то и узбеки заговорили», — говорит Бахрамов, признавая при этом, что насилие невозможно оправдать.

Очевидец с другой стороны, Юнус Хасиев, родился и вырос в Ферганской долине. Его родные даже после смерти Сталина не стали возвращаться в Месхетию или искать себе другой дом, а предпочли осесть в узбекском городе Кувасай. «Сколько помню свое детство, мы всегда дружили с узбеками. Когда выросли, ходили друг к другу на свадьбы и в гости. Я всегда считал Узбекистан своей родиной и представить не мог, что между нашими народами произойдет кровавая бойня», — рассказывает Хасиев «Ленте.ру».

Провокаторы или соседи?

Первые конфликты и драки в Фергане возникали еще в конце мая, но тогда еще никто не ожидал, что дело выльется в настоящую резню. Хасиев учился тогда в городе Фергане — в 18 километрах от Кувасая. «22 мая я ехал к родным на попутках. Бросилось в глаза, что окружающие как-то подозрительно смотрят на меня. И только по приезде понял причину. Как раз в эти дни начались первые погромы. То есть меня могли убить прямо на пути домой», — говорит мужчина.

Поползли слухи, что в город свозят узбеков-молодчиков для того, чтобы те заставили месхетинцев навсегда покинуть свои дома и уехать обратно в Грузию. Хасиев, его друзья и соседи решили защитить Кувасай. Причем среди собравшихся были не только гонимые, но и узбеки, корейцы, русские.

«Все были уверены, что в Москве не знают о начавшихся погромах. Мой дядя даже звонил в Москву, кричал в трубку номер своего партбилета, чтобы ему поверили. Кому-то на другом конце провода он все же сообщил, что у нас творится. Там пообещали отреагировать. Но столкновения были в самом разгаре, а реакции властей — никакой. Казалось, они и сами не понимают, что происходит», — рассказывает очевидец.

По воспоминаниям Хасиева, 23 мая жители Кувасая и приезжие узбеки сошлись на окраине города. Их пыталась разнять милиция, но в какой-то момент все сотрудники МВД разбежались, словно по команде. «Провокаторы-узбеки, оставшись с нами один на один, растерялись и бросились бежать. Причина их паники были понятна: они не знали, чего от нас ожидать, и не ориентировались в городе. Силы были примерно равны. Мы погнали толпу, и завязались потасовки. Запахло войной», — говорит он.

РИА Новости

По словам же Умарова, самые ожесточенные стычки начались 3-4 июня.

«Наш сосед Хайрулла попал в гущу событий. Он рассказывал, как толпа узбеков в одном из местных парков в Коканде устроила митинг с требованием угомонить рассвирепевшие толпы и с одной, и с другой стороны. Но власти без разбора начали стрелять по демонстрантам. Они побежали, куда глаза глядят, но пули настигали их. Хайрулла запрыгнул в фонтан в парке, но через какое-то время на него начали валиться трупы убитых. Эти тела и спасли его, спрятав от пуль», — говорит мужчина.

Очевидец с узбекской стороны Бехзод Эшонкулов рассказал, как его соседка — турчанка-месхетинка — пыталась убежать от разъяренной толпы. «У нее был 18-летний сын, и она боялась не столько за себя, сколько за него. Но ее забили камнями и сожгли ее дом. Соседи пытались помочь ей хоть как-то, но каждый боялся за себя и своих детей. Толпа саботажников была беспощадна ко всем: и к узбекам, и к месхетинцам, и к крымским татарам», — пояснил он.

Эшонкулов уверяет, что было много случаев, когда узбеки спасали турок.

«Чтобы погромщики не убивали всех подряд, узбекские старейшины попытались выйти с ними на диалог. Они убедили их в том, что на свои дома узбеки повесят атласные ленточки. Саботажники пообещали их не трогать. Но атласные ленточки узбеки начали вешать и на дома месхетинцев. Это спасло многие жизни», — вспоминает очевидец.

Наконец, власти отреагировали. Для стабилизации ситуации в Ферганскую долину ввели внутренние войска, солдат перебрасывали не только из республик Средней Азии, но и из многих российских регионов. Во всей области ввели комендантский час. Как вспоминают люди, всех, кто выходил на улицу после десяти часов вечера, заставляли войти в помещения под угрозой открыть огонь на поражение.

«Помню, по всему Коканду появились военные. В основном это были молодые солдаты из России. Они не говорили по-узбекски, а многие жители Ферганской области плохо понимали по-русски. Как-то вечером наш сосед, как принято по узбекским традициям, решил угостить охранявших наш покой солдат пловом. Он вынес им плов и начал говорить что-то по-узбекски. Но солдаты не поняли и начали стрелять. Наш сосед погиб», — рассказывает Умаров.

Тридцать лет спустя

Унять толпу в Фергане не удавалось долгое время. Беспорядки усиливались и грозили перекинуться на другие среднеазиатские регионы, где проживали турки. Тогда власти приняли решение — вывезти всех представителей этого народа в другой регион. Таким образом изгнанные в 1944 году с родных земель месхетинцы второй раз стали изгнанниками Советского Союза.

«На окраине Ферганы для нас организовали полигон. На сборы дали несколько часов, приказали взять с собой самое ценное. На полигоне мы прожили почти неделю, чтобы узбекские погромщики нас не нашли. На военных самолетах нам привозили продовольствие и кое-какую одежду. Сюда же свозили трупы убитых во время погромов и просто скидывали их в общую яму», — рассказывает Хасиев.

ТАСС

В середине июня 1989 года на этих же военных самолетах депортируемых начали вывозить из Ферганской долины в российские регионы. До конца лета месхетинцев там почти не осталось. Сегодня они живут в Турции, Казахстане, России, Азербайджане, частично в Грузии. О ферганских погромах стараются не говорить, но забыть их невозможно. Во время резни погибли 103 человека, из них — 52 турка-месхетинца и 32 узбека.

С тяжелым сердцем о событиях в Фергане вспоминают и в Узбекистане. Жители долины до сих пор не могут понять, как так получилось, что миролюбивые узбеки, которые всегда славились тем, что давали приют нуждающимся, вдруг начали убивать соседей. Отсюда, вероятно, и попытки убедить всех, что погромы были спланированы некой третьей силой. Но внятно объяснить и доказать эту теорию не может никто.

Единственное, в чем согласны все узбеки — так это в том, что били и убивали друг друга не политики и спецслужбы, а сами люди.

«Пролитая кровь — это страшно. Ужасно и то, что после Ферганской резни не только из долины, но и всего Узбекистана начали уезжать русские, украинцы, крымские татары. Все боялись повторения стычек. Мир все-таки вернулся. Но тяжесть на сердце и душе осталась», — вздыхая, говорит Умаров.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *