Мошенники

Министерству обороны подложили «Теорему»

Арбитражный суд Санкт-Петербурга и Ленинградской области прекратил 24 апреля процедуру банкротства ООО «Теорема». Это та самая «Теорема», которую в 2011 году создал бизнесмен Сергей Амелин Он умер в январе 2013 года от сердечного приступа, чем породил долгие судебные процессы, связанные с борьбой за свое наследство. Бороться было за что: покойный являлся фактически единоличным владельцем группы строительных компаний, объединенных брендом «Стройимпульс». При жизни Амелина эти компании исполняли многомиллиардные подряды Министерства обороны России.

Сегодняшнее прекращение дела о банкротстве «Теоремы» связано с ее абсолютной неплатежеспособностью. Арбитражный управляющий Дмитрий Назаров так и заявил в суде: «У компании нет никаких денег, никаких активов и никаких шансов на то, что ситуация изменится». По словам арбитражного управляющего, «Теорема» бесперспективна настолько, что у нее отсутствуют даже деньги на ведение собственно банкротного процесса – не на что публиковать сведения в «Коммерсанте», нечем платить зарплату управляющему.

С сегодняшнего дня «Теорема» – свободное юридическое лицо, которое может заняться любой финансово-хозяйственной деятельности, потому что с нее сняты все ограничения, связанные с процедурой банкротства. У компании остались всего два долга: около 260 миллионов рублей ООО «Стройимпульс СМУ-1» и около 3 миллионов рублей АО «Главное управление обустройства войск», которое подконтрольно Министерству обороны. И оба кредитора дружно заявили: это банкротство пора прекращать ввиду его полной бесперспективности. 

На первый взгляд, эта старая история (заявление о банкротстве «Теоремы» датируется апрелем 2014 года) завершилась с миром. Ведь примерно 260 миллионов долга перед «Стройимпульсом СМУ-1» носят, если можно так выразиться, понятийный характер – должник и кредитор принадлежат одним и тем же лицам. А долг ГУОВ, в принципе, компенсируется близкой по размерам дебиторской задолженностью самого ГУОВ перед «Теоремой». Но это только на первый взгляд.

Опасная бабушка и ее внуки

«СПАРК-Интерфакс» называет владельцами «Теоремы» трех физических лиц с равными долями: мать покойного бизнесмена Елену Амелину и двух ее несовершеннолетних внуков, детей умершего. Елене Амелиной больше 70 лет, внуки – пока дети. И эта необычная для бизнес-споров компания на данный момент ведет еще один арбитражный процесс от лица все той же «Теоремы» – которая, напомним, с сегодняшнего дня банкротством не обременена.

В рамках второго процесса «Теорема» выглядит совсем не так трогательно, как в рамках первого. Там компания собирается отобрать у того же Главного управления обустройства войск 15 зданий, расположенных в центре Москвы. Формально в исковом заявлении изложено требование о расторжении договора об отступном от июля 2013 года. В рамках этого договора «Теорема» вернула ГУОВ те самые 15 зданий, а ГУОВ освободил другую компанию покойного Сергея Амелина, ООО «Стройимпульс СМУ-1», от обязательств по займу в размере более 2,3 миллиарда рублей.

Расторжение договора об отступном означает, что не имеющая средств даже на собственное банкротство «Теорема» получит 15 московских объектов недвижимости, а «Стройимпульс СМУ-1» должен будет отдать ГУОВ 2,3 миллиарда рублей. Но «Стройимпульс СМУ-1» сам находится сейчас в процедуре банкротства, поэтому перспектива взыскания с него этой суммы юридически не до конца понятна. 

Этот процесс тоже длится довольно долго – с февраля 2017 года. Он прекращался и возобновлялся разными судебными инстанциями и сегодня основывается на очень важном факте, установленном в рамках другого судебного процесса: директор «Теоремы», подписавший в 2013 году договор об отступном, был назначен незаконно, а значит, подписывать такой договор не имел права. 

Банкротное производство «Теоремы», кстати, тоже приостанавливалось по тому же самому поводу. Но когда выяснилось, что человек, подписавший в 2014 году исковое заявление «Теоремы» о банкротстве, точно так же не имел на это права, суд решил, что на банкротство данное обстоятельство влиять не должно. Мол, директор директором, а долги остаются. Но в деле о 15 зданиях Министерства обороны такое решение никто не принимал. 

На днях начнется слушание этого дела по существу.

Третье лицо

У ставшей предметом спора военной недвижимости забавная история. Более 2,3 миллиарда рублей, в которые «Теореме» обошлись эти здания, сама «Теорема» получила в качестве займа от все того же «Стройимпульса СМУ-1». А «Стройимпульс», в свою очередь, получил их в качестве аванса от Главного управления обустройства войск в рамках государственных контрактов, исполняемых на тот период времени. Не будет преувеличением сказать, что «Теорема» приобрела недвижимость Министерства обороны за деньги Министерства обороны. 

Признанные же судами незаконно назначенными директора «Теоремы», которые подписали иск о ее банкротстве и оспариваемый в суде договор об отступном, были назначены бывшим вице-губернатором Петербурга Анной Марковой. В тот период времени она в качестве адвоката была управляющей имуществом покойного Сергея Амелина – что некоторое время назад суд тоже признал незаконным. 

Теперь госпожа Маркова участвует в процессе в качестве третьего лица, что не очень-то справедливо. Ведь именно ее появление в качестве управляющего имуществом умершего бизнесмена детонировало ту феерическую борьбу за наследство покойного, последствия которой мы наблюдаем и сегодня. В этом смысле госпожа Маркова – первое лицо.

Справка: В ноябре 2013 года «Фонтанка» сообщала об исполнении договора об отступном, который сейчас «Теорема» пытается оспорить в суде. Тогда структурам Минобороны были  возвращены комплексы зданий Главного управления обустройства войск и 31-го Государственного проектного института специального строительства. Объекты расположены по адресам: Москва, Смоленский бульвар, 19б; Предтеченский переулок, 30; улица Косыгина, 30; поселок Архангельское, строение 6.П.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *