В мире

Сюжет, достойный Кафки. Британские депутаты отвергли и Brexit без сделки, и саму сделку

Британские депутаты высказались против того, чтобы страна покинула Европейский союз без сделки с Брюсселем. Во время голосования, состоявшегося в среду в Палате общин (нижней палате британского парламента) законодатели поддержали соответствующее предложение, внесенное правительством. За него проголосовал 321 народный избранник, против — 278.

Однако этот результат ни в коей мере не отражает накал страстей в Палате общин. Парадоксальность ситуации заключается в том, что этим голосованием депутаты нанесли новое поражение премьер-министру Терезе Мэй, поставив страну на грань полномасштабного конституционного кризиса. Дело в том, что перед запуском процедуры премьер приказала своей партии отвергнуть внесенное ею же предложение, но не смогла добиться этого.

Уже в четверг члены Палаты общин вновь соберутся в Вестминстерском дворце на берегу Темзы, чтобы решить, продлевать ли им переговоры с Брюсселем, крайний срок для которых — 29 марта. С одной стороны, особой интриги тут нет: депутаты должны высказаться за отсрочку переговоров, которые за 16 дней до официального «развода» с ЕС остаются все в том же тупике.

С другой стороны, непредсказуемость предстоящему голосованию добавляет выдвинутый в среду Терезой Мэй ультиматум. Она поставила депутатам условие — Brexit может быть отложен, но отсрочка будет чисто технической и станет возможной лишь в том случае, если Палата общин примет проект ее соглашения с ЕС. Тот самый, которые британские законодатели уже два раза решительно отвергли.

Действие каждого участника этой драмы по отдельности кажется логичным, но в целом картина представляется настолько хаотичной, запутанной и абсурдной, что уже не совсем понятно, а чем именно занимаются британские политики? Ставят ли они во главу угла обсуждение наилучших для страны условий Brexit или просто раскручивают спираль противостояния законодательной и исполнительной властей и занимаются внутрипартийными разборками в сугубо личных интересах?

Дьявол в деталях

Весь казус состоявшегося в среду голосования заключался в том, что Мэй вовсе не предлагала исключить вариант «жесткого» Brexit навсегда. В тексте внесенного ее правительством предложения значилось лишь, что речь идет о 29 марта. А далее уточнялось, что «выход из Евросоюза без сделки остается вариантом по умолчанию в законах Великобритании и ЕС, если только Палата общин и ЕС не ратифицируют соглашение».

Однако незадолго до голосования парламенту была предложена поправка депутата от Консервативной партии Кэролайн Спелман. Она выглядела примерно так же, как и правительственный проект. С одним лишь уточнением — поправка исключала выход без сделки не только 29 марта, но без исключений вовсе, то есть сколько бы ни длились переговоры.

Это предложение было одобрено, причем с перевесом всего в четыре голоса. Принятие поправки Спелман спутало Терезе Мэй все карты. Премьер спешно отменила право свободного голоса и обязала тори отвергнуть правительственное предложение.

Но было уже слишком поздно. В этом сюрреалистичном голосовании оппозиционные лейбористы поддержали премьер-министра, в то время как правящие консерваторы нанесли ей поражение. Строжайшая партийная дисциплина разлетелась вдребезги, и 13 членов правительства воздержались при голосовании.

Утром — деньги, вечером — стулья

В какой-то момент можно было ожидать, что с политической точки зрения для британского премьер-министра теперь уже точно все кончено. И действительно — как можно продолжать продвигать сделку, когда палки в колеса тебе вставляют члены собственного правительства?

Но в ответ Мэй лишь повысила ставки, заявив депутатам, что намерена осуществлять Brexit исключительно на своих условиях. Вкратце послание Мэй к депутатам выглядело как ответ измученного нарзаном монтера Мечникова Остапу Бендеру в романе Ильфа и Петрова «12 стульев»: «Утром — деньги, вечером — стулья».

«Хотите отсрочки Brexit? Хорошо, я не против, но она будет короткой и технической, и, чтобы ее получить, придется сначала принять мою сделку о Brexit. Тогда дата «развода» будет перенесена с 29 марта на 30 июня, а за это время мы оформим договоренность в британские законы. Не хотите, тогда процесс выхода из ЕС затянется на годы», — таким был ультиматум Мэй, если перефразировать его своими словами.

На первый взгляд, британский премьер играет в очень опасную игру, настраивая против себя как однопартийцев-евроскептиков, так и сторонников сохранения членства в Евросоюзе. Одновременно она ведет все более силовую игру с парламентом, что также может иметь свою цену. В прессе во всю идет обсуждение, может ли спикер Палаты общин Джон Беркоу найти лазейку в талмудах парламентского архива и со ссылкой на какой-нибудь исторический прецедент просто не дать премьеру вынести сделку на суд депутатов в третий раз.

Чем сильна слабая Мэй?

Впрочем, сила Мэй может быть как раз в ее крайне слабой позиции. Премьер-министр еще в декабре прошлого года объявила, что не поведет страну на очередные выборы 2022 года. Таким образом, она по сути подтвердила, что ее политические амбиции не идут дальше реализации Brexit. А раз так, можно пойти ва-банк и попытаться в последнюю минуту вырвать у парламентариев одобрение своей сделки, невзирая на политические риски.

Инструменты для этого у Мэй имеются. Она уже упомянула риск затягивания переговоров. Также глава правительства, например, может пригрозить евроскептикам вторым референдумом, то есть читай — отменой Brexit вообще.

К тому же однопартийцы Мэй, как бы сильно ни хотели занять ее кресло на Даунинг-стрит, 10, явно не горят желанием делать это именно сейчас. Придется начинать заново переговоры с ЕС и получать в свой адрес бесконечную критику со всех сторон. На дебатах в парламенте громогласно критиковать премьер-министра — это одно, но отвечать за решения в стране, расколотой напополам столь неоднозначным референдумом, — крайне опасная вещь для политической карьеры. Поэтому куда правильнее было бы оставить Терезе Мэй привилегию принимать на себя все удары.

Не стоит забывать и том, что, если британские депутаты захотят продлить переговоры о Brexit, решение уже будет за ЕС. Причем принять его все остающиеся в европейском сообществе 27 стран должны единогласно. Как ожидается, это произойдет на следующем саммите Евросоюза, запланированном на конец следующей недели.

Скорее всего, ЕС согласится сдвинуть дату Brexit, но лишь ненадолго, примерно до конца мая. Дело в том, что на 23-26 мая запанированы выборы в Европарламент. Если Brexit к тому моменту не состоится, то получится довольно странная ситуация, когда в законодательный орган Евросоюза могут быть избраны представители страны, выходящей из европейского сообщества.

Таким образом, после голосования в среду можно с большей или меньшей степенью уверенности утверждать лишь одно: 29 марта Brexit не осуществится. В остальном же стоит быть готовыми к любым поворотам и неожиданностями, потому что все происходящее все чаще и отчетливее напоминает сюжет произведений Франца Кафки, где разницы между логикой и абсурдом практически нет.

Илья Дмитрячев

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *