Мошенники

Вор в законе Константин Калашян — Котик

Вор в законе Константин Калашян - Котик

Вор в законе Константин Калашян — Котик (фото: Прайм Крайм)

Калашян Константин Усубович, получивший в воровской среде погоняло Котик, относится к тем самым «ворам в законе» старой формации, подробности жизни которых мало известны широкой общественности.

Родился криминальный авторитет 23 ноября 1954 года в древнем городе Тбилиси. Езид по национальности. Семья Калашян была достаточно большой и, как многие грузинские семьи, гостеприимной. Здесь свято чтили национальные традиции, воспитывая детей в скромности и строгости. На этом фоне Константин вырос справедливым человеком, способным принимать обдуманные, взвешенные решения, а также в любой сложной ситуации стоять горой за «своих».

Однако столь порядочные качества помогли ему быстро влиться в воровскую семью и вскоре даже стать истинным «законником». Процедура «коронации» Константина Калашяна состоялась в 1975 году всё в том же Тбилиси. Тогда к 20-летнему парню был сделан воровской «подход» со стороны А. Баджелидзе (Цыпо) и Т. Садоева (Торен Верийский).

И уже вскоре после приобретения воровского статуса Котик на два года попадает за решетку. 4 ноября 1975 года Тбилисский городской суд признаёт его виновным по статье 150 части 2 Уголовного Кодекса Грузинской ССР — кража.

Слева воры в законе: Камо Егиазаров, Вахтанг Шелегия (Отвертка) и Константин Калашян (Котик)

Слева воры в законе: Камо Егиазаров, Вахтанг Шелегия (Отвертка) и Константин Калашян (Котик)

Впрочем, такое развитие событий вполне можно назвать благополучным для нашего героя. Ведь в тюрьме судьба сводит Калашяна со многими авторитетными ворами. Его даже начинают считать своим близким другом Р. Гамцемлидзе (Гедемос Бичи), М. Лемонджава (Мурман), Р. Булия (Ромео) и Г. Гваджая (Гурам Тбилисский).

Полностью отбыв назначенный тюремный срок, на свободе Константин Калашян продолжает принимать активное участие в жизни грузинской мафии. С его согласия воровские «короны» получают многие достойные воры, среди которых был Фаризов Валерий Демурович (Валера Тбилисский), Егиазаров Камо Аршакович (Камо Московский), Джафаров Роман Маджитович (Ромик Курд) и Надоян Давид Аскарович (Дато Тбилисский). Кстати, последний являлся не только соратником Калашяна по воровским делам, но также ходил у него в кумовьях.

Между прочим, что касается родственных уз, то следует заметить, что 2 марта 1983 года Котик становится отцом — у него рождается сын, которого называют Георгием. И спустя годы Георгий Калашян также становится достаточно известным «законником», что являлось вполне закономерным. Пример отца — Константина — и дяди — Титала Багирова — видимо, сильно отложился у мальчика в памяти, впоследствии повлияв на выбор его жизненного пути.

Слева: 1) Константин Калашян (Котик), 2) Георгий Калашян, 3) Ило Цанава, 4) Валерий Фаризов (Валера Тбилисский)

Слева: 1) Константин Калашян (Котик), 2) Георгий Калашян, 3) Ило Цанава, 4) Валерий Фаризов (Валера Тбилисский)

Но вернемся к отцу. В конце 80-х Котик снова попадает в поле зрения грузинской правоохранительной системы. 14 октября 1988 года Тбилисский городской суд даже выносит постановление по статье 238 части 1 Уголовного Кодекса Грузинской ССР. Однако ничем серьезным это не заканчивается и Калашян спокойно продолжает вести свои воровские дела.

Преступная деятельность Константина Калашяна в России

Чувствуя внимание к своей персоне со стороны блюстителей порядка, Константин Калашян решает несколько отойти от воровских дел в Грузии и отправляется искать удачи в России. Здесь его внимание в первую очередь привлекает Нижний Новгород, снискавший славу своего рода промышленной зоны для различных организованных преступных группировок из Москвы.

И действительно: город, также известный как третья столица и «карман России», являлся неплохим источником пополнения воровского «общака». Именно этим он притягивал к себе криминалитет. Вместе с тем, московским «авторитетам» слабо удавалось установить здесь жесткий контроль по сбору денег. Время от времени они направляли в Нижний Новгород своих доверенных лиц — эти воровские «бухгалтеры» собирали дань с бизнеса и тут же возвращались обратно. Одной из причин такой тактики являлась позиция правоохранительных органов. Сотрудники местного РУБОПа действительно хотели побороть преступность в регионе, поэтому не слишком жаловали «воров в законе», пытаясь подловить их на любом противоправном деянии.

Воры в законе. Вверху слева: Анзор Баджелидзе (Цыпо), Вахо Шелегия (Отвертка), Таер Авдалян; внизу слева: Дато Джапаридзе, Константин Калашян (Котик)

Воры в законе. Вверху слева: Анзор Баджелидзе (Цыпо), Вахо Шелегия (Отвертка), Таер Авдалян; внизу слева: Дато Джапаридзе, Константин Калашян (Котик)

При всем этом, в конце 80-х Нижний Новгород был достаточно комфортным для кавказских криминальных кланов. Здесь орудовали 4 группировки, состоявшие из карманников, считавшихся элитой воровского мира.

И вот, оказавшись в третьей столице России, Константин Калашян не стал долго думать и примкнул к армянам в лице Камо Сафаряна (Камо) и Шалвы Авдояна (Шалико). Вместе они принялись устанавливать свои порядки в городе. Как результат, в жестокой и бескомпромиссной борьбе за передел сфер влияния им начали противостоять славянские и азербайджанские ОПГ. Дополнительные трудности создавала еще и полиция Нижнего Новгорода, которая с самого начала невзлюбила грузинских воров.

Всё это привело к тому, что 23 июля 1994 года Камо, Шалико и Котика арестовывают сотрудники местного РУБОПа. По итогам следствия Сафаряну присуждают два года по статье 218 части 1 УК РСФСР (хранение огнестрельного оружия), а Шалико — три года по статье 224 части 3 и 4 УК РСФСР — хранение наркотиков. Что же касается Калашяна, то у следствия не нашлось к нему серьезных обвинений, и вскоре он был попросту отпущен на свободу.

Слева воры в законе: Константин Калашян (Котик), Худо Гасоян (Худо Саратовский) и Акакий Давитулиани (Какула)

Слева воры в законе: Константин Калашян (Котик), Худо Гасоян (Худо Саратовский) и Акакий Давитулиани (Какула)

Однако подобное происшествие серьезно пошатнуло позиции грузинского криминалитета на территории Нижнего Новгорода, и в скором времени власть оказалась в руках славянских преступных группировок.

Последние годы жизни

Поняв, что находится в меньшинстве, Котик решает возвратиться в Грузию. К тому же в это время он начал чувствовать влияние на организм серьезной болезни — цирроза печени, поэтому последние годы жизни криминальный «авторитет» посвящает борьбе за свое здоровье у себя на родине, хотя это не мешает ему понемногу участвовать в криминальных делах. Так, в 2000 году Константин Калашян соглашается на «коронацию» молодого грузинского вора Хатискаци Вахтанга Теймуразовича (Вахо), которая становится едва ли не последним событием в его жизни.

Слева воры в законе: Реваз Кахмазов (Резо Лоткинский) и Константин Калашян (Котик)

Слева воры в законе: Реваз Кахмазов (Резо Лоткинский) и Константин Калашян (Котик)

9 февраля 2001 года Котика не стало. Цирроз печени, в конце концов, спровоцировал летальный исход, хотя за жизнь «законника» боролись лучшие московские врачи. Криминальный «авторитет» умирал в страшных муках и все, кто знал его лично, не желали справедливому вору такой страшной участи.

В памяти многих Калашян Константин Усубович останется мудрым, взвешенным человеком, который всегда решал вопросы «по понятиям».

Справа могила Константина Калашяна

Справа могила Константина Калашяна

Сегодня «вор в законе» покоится в своем родном городе Тбилиси на кладбище Кукия.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *