Происшествия

«Вы у меня заедете надолго»

Российской полиции очередной секс-скандал: в Анапе 17-летняя волейболистка обвинила патрульных в принуждении к интимным отношениям. По словам несовершеннолетней, стражи порядка надругались над ней ночью на пляже у Черного моря, пригрозив в случае отказа проблемами с законом. Эта история, увы не первая в своем роде. Полицейских уже не раз обвиняли в сексуальном насилии, причем их жертвами становились как простые граждане, так и их коллеги. Но в последнее время сообщения о таких преступлениях поступают все чаще, и что с этим делать, кажется, не знает никто. «Лента.ру» разобралась в ситуации и выяснила, что раз за разом толкает российских полицейских на сексуальное насилие.

Последние несколько дней секс-скандал с полицейскими в Анапе стремительно набирал обороты и обрастал все новыми подробностями. Поэтому сегодня картина произошедшего сложилась практически полностью. Потерпевшая — 17-летняя волейболистка из команды Московской области, которая приехала в Анапу на соревнования в спортивно-оздоровительный комплекс «Волейград». В ночь на 26 августа девушка вместе с напарницей пришла в бар анапского района Витязево около половины второго ночи — но 40 минут спустя спутница потерпевшей куда-то ушла.

По словам знакомой, девушка была в баре примерно до двух часов ночи, при этом в ее поведении не было ничего необычного. Потом волейболистка ушла с загадочным местным парнем — его личность до сих пор не установлена. Пара направилась на анапский пляж, где под покровом ночи занялась сексом. Там-то молодых людей и застали трое сотрудников патрульно-постовой службы (ППС): два 28-летних сержанта и 26-летний старший сержант. Все были при исполнении.

В социальных сетях можно найти запись, которая, как утверждают пользователи, сделана на телефон одного из стражей порядка; ни одного лица на записи не видно. На кадрах молодые люди занимаются сексом в беседке на пляже, и тут к ним подходит некто — судя по всему, полицейский — и спрашивает: «Получается?». Испуганная пара бросается бежать — и парню удается скрыться, а вот девушку полицейские догоняют. В конце видео она стоит на коленях, а ее преследователь заявляет: «Вы что себе позволяете? Кого вы толкаете? Вы сейчас у меня заедете надолго, суток на 15». Девушка испуганным голосом просит прощения.

То, что было дальше, осталось за кадром. По показаниям потерпевшей, полицейские пригрозили ей проблемами с законом, что могло плохо сказаться на ее спортивной карьере. Чтобы этого избежать и не привлекать волейболистку к административной ответственности, патрульные предложили ей вступить с ними в интимные отношения — и она была вынуждена согласиться. Все это происходило между двумя и четырьмя часами ночи.

По данным источника «Ленты.ру», когда девушка вернулась в пансионат к своей команде, ее застал тренер — и спросил, почему она пришла так поздно. Та рассказала о произошедшем на пляже, после чего тренер вызвал полицию. Дежурный следователь повез потерпевшую на опознание, и та уверенно указала на двоих патрульных. Знакомая волейболистки видела ее около пяти часов утра на улице, она стояла «поодаль от полицейских с другим полицейским в белой рубашке». Вместе с ней был тренер. Следствие началось.

Уже днем 26 августа региональное управление Следственного комитета России (СКР) возбудило уголовное дело по части 2 статьи 133 («Понуждение к действиям сексуального характера в отношении несовершеннолетней») УК РФ. В преступлении заподозрили двоих из трех сотрудников наряда ППС, сержанта и старшего сержанта. Второй сержант, по предварительным данным, не участвовал в происходящем, а лишь стоял в стороне и наблюдал.

В МВД по факту произошедшего началась служебная проверка. Подозреваемых одним днем уволили из полиции по отрицательным мотивам — такая же угроза нависла и над их руководством. От исполнения служебных обязанностей отстранили начальника анапского ОМВД.

История с надругательством над несовершеннолетней на пляже приобрела в Анапе такой резонанс, что в мэрии города поторопились с арестом подозреваемых. Чиновники днем 27 августа ошибочно заявили, что подозреваемые — причем трое, а не двое — помещены в СИЗО. Очевидно, в мэрии банально перепутали СИЗО и изолятор временного содержания (ИВС). На деле же двоих бывших полицейских взяли под стражу только вечером 28 августа.

Между тем, как сообщил «Ленте.ру» источник в правоохранительных органах, подозреваемые не служили в Анапе, а были откомандированы на курорт из других районов Кубани. Объясняется это просто: каждое лето в Анапу приезжает множество туристов, поэтому в город регулярно привлекаются дополнительные силы из числа сотрудников экстренных служб.

Если версия потерпевшей волейболистки была известна с самого начала, то позиция подозреваемых появилась лишь вечером 27 августа — о ней рассказал адвокат бывших полицейских Юрий Гопеев. По словам защитника, полицейские ночью 26 августа патрулировали территорию спортклуба «Волейград» в поселке Витязево под Анапой. В беседке пляжной зоны они заметили молодых людей, которые занимались сексом.

После замечания девушка, которая, по словам Гопеева, находилась в состоянии алкогольного опьянения, испугалась и попыталась убежать. Пробежав метров 20 она выронила телефон и попалась полицейским. Волейболистка объяснила стражам порядка, что она — чемпионка мира по пляжному волейболу и призер Олимпийских игр. Девушка также рассказала, что скрывает отношения с молодым человеком, который является ее партнером по команде.

«Они [полицейские] помогли даме найти потерянный телефон, пообщались с ней немного. Затем вернули девушку ее парню, передали с рук на руки и отпустили», — сказал Гопеев.

Адвокат также рассказал, что подозреваемые не знали о возрасте девушки. По его словам, она выглядела на 25-26 лет и была «под два метра ростом». Защита бывших сотрудников МВД намерена провести экспертизу, чтобы установить биологический возраст потерпевшей. Факт любого сексуального контакта полицейских с несовершеннолетней спортсменкой Гопеев опроверг.

Он также рассказал, что позже волейболистка отправилась со своим молодым человеком в ресторан — у полиции есть видеозаписи из этого заведения — а утром решила написать заявление на полицейских. На допросе, по данным Гопеева, потерпевшая заявила, что дала добровольное согласие на занятие сексом, но сделала это из-за угроз полицейских.

«Сложно понять ее действия. Возможно, утром она вспомнила, что поступила неправильно. И написала заявление, что якобы полицейские принудили ее к сексу, чтобы освободить от административного наказания», — предположил адвокат.

Между тем всего за два дня до громкого скандала на Кубани сексуальные преступления полицейских дважды оказывались в поле зрения СМИ. В пятницу, 23 августа, суд в Екатеринбурге (Свердловская область) отправил в СИЗО двоих полицейских, а еще одного поместил под домашний арест. По версии следствия, подозреваемые задержали у сауны на улице Чайковского девушку и, угрожая расправой, посадили в служебную машину, после чего совершили групповое изнасилование потерпевшей.

В тот же день Чебаркульский городской суд (Челябинская область) арестовал на два месяца бывшего замначальника местного отдела полиции — начальника следственного отдела этого подразделения МВД. Его обвинили в понуждении к действиям сексуального характера пяти подчиненных женщин и изнасиловании одной из потерпевших. Сам бывший полицейский вину не признал и заявил об оговоре.

Вообще, секс-скандалы в российской полиции случались и раньше — просто не с такой пугающей частотой. Пожалуй, самым громким стал тот, что произошел осенью 2018 года в полиции Уфы. Тогда 23-летняя дознавательница обвинила троих офицеров в изнасиловании. По данным следствия, те, находясь в состоянии алкогольного опьянения, вызвали девушку в кабинет «по служебной необходимости», напоили и надругались над подчиненной. Неизвестно, чем бы закончилась эта история — но потерпевшая оказалась дочерью замначальника управления Росгвардии по Башкирии. Подозреваемых быстро задержали, уволили из полиции и отправили в СИЗО.

Удивительно, но все эти случаи не находят никакого отражения в официальной статистике. Осенью 2018 года Генпрокуратура России раскрыла данные о преступлениях среди сотрудников российских силовых структур. Как оказалось, количество преступлений силовиков уже на протяжении нескольких лет не превышает одного процента от всех преступлений в стране, причем чаще всего закон преступают сотрудники МВД. По данным надзорного ведомства, силовики идут на мошенничества, разбой и даже убийства — но про их сексуальные преступления в Генпрокуратуре не сообщили ничего.

— В МВД проблема с набором кадров стоит довольно остро, при этом чрезмерную склонность к насилию должна выявлять проверка в ЦПД (центре психологической диагностики), — рассказывает в беседе с «Лентой.ру» Владимир Воронцов, основатель интернет-сообщества «Омбудсмен полиции». — 700 вопросов, среди которых встречаются такие, как «Слышите ли вы потусторонние голоса?», явно не способствуют объективной оценке.

По словам Воронцова, сотрудники ЦПД лишь дают рекомендации кадровым службам и не вправе «завернуть» кандидата. Разве что психиатр на военно-врачебной комиссии (ВВК) увидит откровенную патологию. Поэтому начальник на свой страх и риск вправе взять на службу практически любого. Кроме того, из-за кадрового голода в системе МВД, у самих кадровиков главная задача — это любыми способами забить некомплект.

После проверки ЦПД в личном деле кандидата в полицейские появляются следующие варианты отметок: «рекомендован в первую очередь», «рекомендован», «рекомендован условно» и «не рекомендован». Как утверждает Воронцов, в последнее время большинство принятых в органы относятся к двум последним категориям. А огромная загрузка на работе и отсутствие личной жизни может подталкивать таких сотрудников к изнасилованиям.

По словам Воронцова, когда полицейский оказывается замешан в секс-скандале, не получившем широкой огласки, руководство старается всячески его «замять». Сотрудника просят любыми способами договориться с пострадавшей стороной и, если все складывается удачно — он остается на службе. А если договорится не получается, полицейский, защищая себя, может сам обвинить жертву в заведомо ложном доносе. При этом сама полицейская система построена так, что защищает насильника.

Между тем известно, что сексуальные преступления — один из самых скрытых видов преступности: сами женщины очень редко решаются рассказать о произошедшем. В последние годы это меняется — но все равно, по данным различных исследований, лишь две из десяти потерпевших обращаются с заявлениями. В правоохранительных органах эта цифра еще меньше: одна из 50 женщин готова признать, что ее изнасиловал коллега.

По мнению кандидата медицинских наук, психиатра Петр Каменченко, последние секс-скандалы вокруг полицейских в Екатеринбурге, Чебаркуле и Анапе не должны вызывать удивления — подобные случаи происходят многие годы, причем не только в России. Просто их стало сложнее скрывать, в том числе, благодаря СМИ; иными словами, не «заболевание» усилилось, а диагностика стала лучше.

Как считает Каменченко, у феномена сексуального насилия со стороны полицейских есть несколько причин. Одна из них — ощущение власти, к которому привыкли сотрудники правоохранительных органов. Порой, когда полицейский надевает форму, у него может сложиться мнение, что он стоит выше общества и вправе делать едва ли не все, что угодно.

— Большой процент трудоспособных мужчин в России так или иначе, заняты в охране, — объясняет психиатр. — Я не хочу равнять всех под одну гребенку, но в полицию в основном идут люди, которые не могут найти себя в более конструктивной работе. Условно, общество можно разделить на наиболее и наименее талантливых людей, а также некий средний массив. Это довольно неустойчивая и большая группа. Если таким людям с детства не привили твердой системы ценностей, а в процессе взросления не повезло с социальной средой, итог может быть непредсказуемым.

— Каждый из нас не просто так выбирает свою профессию, — отмечает Каменченко. — Если человек по своей натуре мягкий и добрый, любит природу, то он не пойдет работать в полицию, а станет озеленителем. В полицию идут те, кто склонен к агрессии — а ведь профессиональную деформацию тоже никто не отменял. В итоге полицейские порой бывают опаснее преступников. Что с этим делать? Наверное, мог бы помочь серьезный отбор в ряды полиции, основанный на грамотном психологическом обследовании. Отбор, которого пока нет.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *